Уайклеф Жан

Будете ли вы исполнять "Redemption Song" или "Ло Woman, No Cry" во время предвыборной кампании? "RedemptionSong" - отличная песня, я всегда рад ее петь. Мой отец был священником-назаретянином, музыка Боба Марли - в чем-то духовная.

Он видел связь библейских преданий с современностью, с тем, что сейчас происходит. Когда я был беден и жил на Гаити, то ощущал родство с Бобом, проникался духом протеста: "У них полные животы, а мы голодны". Его творчество можно использовать как готовую политическую платформу.

Вы родились на Гаити, но в девять лет переехали с родителями в Бруклин. Трудно ли дался переезд? Даже в бедняцком квартале жизнь была счастливой, пока нас не стали обзывать "папуасами" и переносчиками CПИДа и требовать от нac "катиться обратно в свою страну". Мы, конечно, стали сразу сопротивляться. Моих двоюродных братьев убили, а друзей с Гаити сажали в тюрьму и депортировали.

Я пережил все это, а теперь хочу встать грудью на защиту моего народа. Я помню, мама купила мне гитару и вручила со словами: "Что бы тебе ни хотелось выразить, вот лучшее оружие для самовыражения". И это изменило мою жизнь. Возникали ли конфликты между афроамериканцами и гаитянами? Еще бы. Всех, кто говорил с акцентом, считали папуасами. Отчасти поэтому я и начал читать рэп. Я хотел стать похожим на местных парней, чтобы объяснить им, что у нас общее происхождение.

Есть ли что-то, чего мы не знаем о Гаити? Важно понимать психологию гаитянского народа. Я называю Гаити последним островком Африки в Карибском бассейне. Эти люди сегодня могут быть на твоей стороне, а завтра - уже против тебя. США направили большие суммы денег в Гаити в качестве гуманитарной помощи. Но подавляющую часть этих денег растратили не по делу. Почему?
По материалам muzika-i-kultura.ru

История дирижаблестроения

Блестящей разработкой Умберто Нобиле стал дирижабль СССР В-6 "Осоавиахим", вмещавший около 20 тысяч кубических метров водорода и оснащенный тремя моторами общей мощностью 810 лошадиных сил. На нем пилоты Иван Паньков и Сергей Демин в 1934 году установили рекорд беспосадочного перелета - 130 часов 27 минут.

Именно на "Осоавиахим" пал выбор зимой 1938 года, когда надо было выручать из беды дрейфующую полярную станцию "Северный полюс". К несчастью, на подлете к Кандалакше от удара о Небло-гору корабль под командованием Николая Гудованцева загорелся и взорвался.

Первый металлический эллинг, установленный на "Дирижаблестрое", был куплен еще при царском правительстве и ранее находился в Бердичеве. Так или иначе, Нобиле прибыл в СССР через полгода после появления приказа от 7 декабря 1931 года по Всесоюзному объединению гражданского воздушного флота о переименовании Базы опытного строительства и эксплуатации дирижаблей в Производственно-эксплуатационное предприятие "Строительство и эксплуатация дирижаблей "Дирижаблестрой"".

В молодом советском государстве рассчитывали, что воздушные корабли, не нуждавшиеся в оборудованных аэродромах, смогут перевозить огромные грузы в самые малодоступные уголки страны. В Москве появился Дирижаблестроительный институт (ныне - Российский государственный технологический университет имени К. Э. Циолковского), где Нобиле предстояло преподавать.

А под Москвой, возле станции Долгопрудная Савеловской железной дороги (в 1935 году также переименованной в Дирижаблестрой), на 28 миллионов рублей, собранных народом (помогли-таки агитплакаты и обращение правительства "Ко всем рабочим, колхозникам и трудящимся СССР"), затеяли грандиозное строительство: дирижабельную верфь, порт, эллинги, газовый завод (для наполнения аэростатов), жилые дома, где итальянцам предстояло жить и работать. Возводили корпуса завода и эллинги сами будущие инженеры и пилоты-дирижаблисты.

По окончании строительства первой верфи "Дирижаблестроя" были заложены четыре крупных корабля полужесткой конструкции (В-5 - В-8): оболочка и гондола у них крепились к металлическому килю, идущему вдоль всего корпуса. Именно в проектировании таких дирижаблей преуспел итальянский изобретатель.
Первоисточник